Открыть меню

5 способов участия в игре ребёнка

мама играет с дочкой

Идея рассказать про способы участия взрослого в игре ребенка возникла у меня из наблюдения за родителями в игровом лагере. Это лагерь для семей с детьми, который я провожу вместе с моим супругом в Крыму. Мы его уже дважды проводили в одном и том же месте — на Азовском море, на мысе Казантип. Лагеря получаются интересные, разные в зависимости от того, какая собирается группа. И всегда у нас много общения и различных игр.

Игра — это язык ребёнка

Так вот, про игры. Кажется, если уж играть с ребёнком, то игра состоит в том, что мы садимся, выстраиваем какое-то игровое пространство, выбираем для себя какие-то роли, перевоплощаемся, берём игрушки, озвучиваем и развиваем какие-то сюжеты.

Для многих родителей это сделать непросто. И тут нужно быть либо очень играющим человеком (ну, вот так бывает, что есть играющие взрослые), либо учиться специально, потому что нужно в себе как-то открыть эту способность играть.

Я за то, чтобы родители играли с детьми, и чтобы игра приходила в каждый дом. Игровое взаимодействие с ребёнком — это очень важно для всей семьи, потому что ребёнок живёт в мире фантазии, игры и воображения.

Если мы не умеем к этому подключаться, то в какой-то момент мы просто перестаём понимать логику своего ребёнка: почему он себя ведёт так или по-другому. В результате начинаем говорить с ним на разных языках.

Как я уже писала, игра — это язык ребёнка. И взрослые, которые играют, понимают этот язык и лучше понимают своих детей. А если мы поддерживаем игру, развиваем её, то ребёнок её тоже активно развивает, ведь ребёнок занимается только тем, что мы одобряем. Поэтому поощрение игры мамой очень важно для малыша.

Участие родителей в играх ребёнка — и есть такое одобрение. Но как взрослым подключаться к детской игре? Я расскажу про пять доступных способов.

1. Отзеркаливание игры

Итак, первый способ — это комментирование, отзеркаливание игры. Что это такое? Это когда ваш ребёнок играет под наблюдением. Вы внимательны к игре, наблюдаете за ней, и ребёнок играет под вашим любящим взглядом.

Сначала вы можете просто наблюдать, потом начинаете комментировать — отзеркаливать эмоции и действия в игре: «машинка поехала», «зайчик прискакал», «зайчик испугался», «зайчик пошёл сажать капустку».

Так вы можете комментировать игровые действия и эмоции ребёнка: «тебе весело», «тебе нравится», «тебе здорово». Так у родителя возникает игровая позиция зрителя — вы присоединяетесь детской игре именно через своё внимание.

Чем это полезно ребёнку?

Ваш ребёнок получает ценность и важность того, что он делает — из своей игры, потому что мама с ним, она разделяет с ним этот процесс.

Второе, что получает ребёнок, это понимание себя, понимание своих процессов. Потому что игра — это выражение ребёнком своего психического мира.

Соответственно, комментируя его игровые действия, вы комментируете психический процесс ребёнка. Вы поддерживаете его инициативу, но не вмешиваетесь, не говорите: «Давай, вот так будем играть». Или: «Давай, лучше вот так сделаем». Потому что настоящая игра — это когда инициативен ребёнок, когда есть либо партнёрство в игре, либо ребёнок ведёт. Либо ребёнок ведомый, так тоже может быть, но на это нужно его согласие.

Вот это отзеркаливание, комментирование — оно прекрасно подходит для тех взрослых, кому сложно придумывать сюжеты, играть. Здесь не надо ничего придумывать, здесь нужно просто описывать то, что вы видите. Более того, такой способ отзеркаливания отлично воспринимается ребёнком и хорош вообще для коммуникации в семье с детьми. Именно потому, что через отражение ребёнок узнаёт себя.

У психики нет материального выражения. Телесно, например, мы можем себя представить. Если подойти к зеркалу, то можем посмотреть, как мы выглядим, и тогда у нас выстраивается образ самих себя.

И вот, представьте, что вы не знаете, как выглядите. Очень сложно тогда сориентироваться, очень сложно приобрести опору на то, какие мы. Поэтому здорово, что мы через зеркало можем себя видеть и формировать телесный, физический образ самих себя.

Психическое состояние тоже очень важно представлять. Не только его чувствовать, но ещё и увидеть. И вот это отзеркаливание процессов ребёнка даёт возможность малышу себя узнать, и узнать себя лучше. Этот стиль общения хороший не только в игре, но и в жизни.

— Ты радуешься, ты злишься, ты грустишь, тебе это нравится, тебе это не нравится, ты хотел бы, ты огорчён, ты так сейчас радуешься, что даже прыгаешь… — Всё, что делает ребёнок, можно описывать таким же способом.

Я знаю, что такой стиль общения и подобное участие в игре бывает не очень-то простым для освоения просто потому, что это непривычно. Это как активное слушание — тоже поначалу сложное. Но по мере практики приходит всё больше и больше уверенности, особенно когда есть отклик от ребёнка.

Я получаю интересные отклики от родителей, когда они начинают так делать в игре и рассказывают, что происходит с ребёнком.

Во-первых, ребёнок очень откликается на комментирование, и у мамы есть ощущение контакта с ребёнком, что само по себе даёт хороший ресурс.

Во-вторых, ребёнок начинает активней развивать свою игру, когда у него есть такой зритель.

И, в-третьих, если мама переносит потом такой стиль общения на повседневную жизнь, то ей, соответственно, легче переживать истерики ребёнка, разные эмоции и аффекты свои и ребёнка.

Всему этому помогает первый способ игрового участия — отзеркаливание, или комментирование.

2. Мама-фея

Второй способ, который у нас существует — это стиль «мама-фея».

Родители его используют интуитивно. Это когда мы начинаем «оживлять» вокруг не только игрушки, но и предметы: «Водичка, водичка, умой моё личико». И водичка говорит: «Ой как хочу тебя умыть, давай-давай скорее».

Или щёточка говорит: «Ой, я так соскучилась по зубкам, где же там мои зубки? Давай-ка, скорее я их почищу».

Или ребёнок не хочет идти гулять, и мама говорит: «Давай, скорее наденем ботиночки». Ботиночки говорят: «Ой, мы хотим поскорее на улицу, топ-топ бегать по лужам или кататься с горки. Давай скорее, что же ты не одеваешься?»

Или с шапкой пример. Ребёнок: «Не хочу эту шапку надевать, хочу ту». Шапка отвечает: «Ну вот, а я так хотела, чтобы ты меня надела. И чтобы на меня снежинки падали. А ты не возьмёшь меня?» Ребёнок наверняка скажет: «Ладно, давай я тебя возьму».

И, смотрите, здесь уже обратная ситуация. При этом способе активная мама. И здесь вовсе не классическая игра, но это поддержка игрового общения, игрового взаимодействия.

Когда мы так общаемся, когда так включаемся в действие, из озвучивания предметов может выйти какая-то игра, то есть ребёнок сможет легко подключиться и поиграть.

А ещё этот стиль «мама-фея» очень хорош для общения и с кризисными детьми, и в целом: чтобы разрядить обстановку, чтобы наладить отношения. И чтобы помочь ребёнку выполнять какие-то обязанности или сделать рутинные дела, которые, конечно, не всегда у него есть мотивация делать просто потому, что он ещё маленький. Он живёт в игровом пространстве и то, что нужно делать в реальности, он ещё пока не может осмыслить, зачем ему это.

Мы все существа очень свободные. Человеку свойственно понимать. И ему важно понимать, зачем он делает то или другое.

Кстати, в игре то же самое. Когда мама понимает, зачем она это делает, почему так озвучивает или зачем она стиль «мамы-феи» применяет, то у неё и мотивация больше, чтобы это делать. Потому что есть ощущение «я автор того, что я делаю».

Вот почему я не люблю давать своим детям какие-то сценарные сюжеты для игр или какие-то задания: «Сделайте так, сделайте эдак». Потому что без понимания самого процесса, почему это именно так, игры всё равно не получится. Для детей очень важно понимание самого процесса, почему именно так.

3. Поддержка образа

Третий способ игрового участия — это поддержка образа ребёнка.

Есть такой этап у каждого ребёнка, когда он начинает в кого-то превращаться: в собачку, кошечку, змею, льва. Чаще всего — в кого увидел, чьим образом впечатлился: в рыцаря, кота в сапогах, человека-паука.

Про эту игру я уже очень много писала, о ней можно почитать на сайте. Игра эта начинается у детей примерно в 2 года. И ведущей она становится после 4 лет. Где-то с 4–5 лет дети любят превращаться в кого-то вплоть до подросткового возраста.

У нас в Крыму отдыхал 13-летний друг моего сына. Дети 13-ти, 8-ми и 6-ти лет ходили гулять и играли в рыцарей. Потом посмотрели фильм «Великая стена», по его сюжету тоже вдохновились и долго-долго играли, и ещё какие-то свои игры вели.

Так вот, мы говорим про детей, которые любят перевоплощаться.

Что здесь может делать мама? И «поддержка образа» — что это такое?

Самой в кого-то превращаться необязательно, хотя это было бы очень хорошо. Но как минимум нужно поддерживать образ ребёнка: «Ты мой котик. Какой ты у меня котик ласковый, какой ты хороший! Давай, я тебе налью молочка».

И протягиваете ему свою ладонь, как будто это блюдечко. Потому что мы помним, что в игре у нас всё понарошку. Соответственно, есть много предметов-заместителей, то есть любой предмет может стать чем угодно.

Вот у нас получается ладошка-блюдечко, и мы говорим: «Вот тебе блюдечко, вот туда как будто налили молока». И ребёнок будто бы его лакает. Сделали верёвочку с фантиком — и вот вам мышка, ваш «котик» половил мышку. Сделали ему какую-нибудь подстилочку, и он там спит.

В таком образе ребёнок может и ходить, и играть в течение какого-то длительного времени. А вы можете вот так его поддерживать.

Эту поддержку можно оказывать между делом, например, когда мы готовим еду. Или я что-то делаю на компьютере и могу отвечать, поддерживать.

Есть и продвинутый уровень, когда вы тоже включаетесь в игру в каком-то образе и целые сюжеты разыгрываете с ребёнком. Но это уже следующая ступенька.

4. Разговор с игрушками

Четвёртый способ участия взрослых в детской игре — разговор с игрушками.

Мы берём какую-то игрушку и начинаем от её имени разговаривать с ребёнком. Игрушка — это промежуточный объект между ребёнком и мамой. С игрушками дети очень любят разговаривать, им рассказывают больше, чем маме. Дети легко включаются в этот диалог.

У нас, например, не игрушка, а предмет-заместитель — это мои пальчики. Они являются паучком для младшего сына. С утра его будит этот паучок, и его же сын вызывает, когда хочет «паучку» что-то показать. Мы недавно ходили в цирк, и Гера позвал этого паучка, чтобы всё показать и рассказать о представлении. Этот паучок — его верный друг.

Это может быть и любая игрушка, которая нравится ребёнку. Разговаривать с ней можно в любой момент. Можно её с собой брать, чтобы она всегда была рядом. Здесь очень важно помнить о том, что для ребёнка игрушка живая.

Если посмотреть разные волшебные истории и мультики, вспомнить сказку Андерсена, то игрушки действительно оживают. Дети их оживляют в своём воображении.

Поэтому и вы тоже оживляете игрушку — разной интонацией, разными эмоциями. И когда мы говорим с ребёнком от имени игрушки, важно помнить, что у неё есть эмоции.

Эти четыре способа включения в игру дают возможность поддерживать игровой задор, игровой огонёк. Или как я говорю, позволяют подбрасывать игровых дровишек в игру ребёнка.

5. Включение в игру

Ещё один, пятый способ — включение взрослых в саму игру, где у нас есть несколько позиций. Всего мы можем занимать в игре три позиции.

Первая позиция — это когда мы ведём ребёнка по игре: сами придумываем сюжет и предлагаем ребёнку. Здесь больше активности с нашей стороны, а ребёнок нам подыгрывает и предлагает иногда какие-то небольшие связочки этого сюжета.

Вторая позиция — когда мы с детьми на равных, когда мы договариваемся и действуем вместе, как партнёры. В начале игры у нас есть фигурки, есть какое-то игровое пространство, и мы договариваемся, что мы будем делать и как, какое у нас будет развитие сюжета. Мы можем условиться менять сюжет, останавливать игру словами «Стоп игра» и обсуждать, что будет дальше, или же в самой игре спонтанно начинать развивать сюжет.

И третья позиция участия взрослых, когда мы с вами в игре ведомые. Есть у ребёнка такой период, где-то ближе к 3,5–4 годам, когда ему необходимо быть автором собственной игры. Ему очень важно, чтобы мама его слушалась.

Мамы в такой период рассказывают про свои ощущения: «Как будто бы ребёнок манипулирует мной, как игрушкой», «Мне говорит, что мне и как делать». Конечно, здесь непросто бывает мамам, у которых есть сложности с тем, чтобы быть ведомыми. Особенно если есть опыт в прошлом, когда их во всём вели, на них много давили, не давали проявляться.

Нашему внутреннему ребёнку хочется много проявляться. Поэтому позиция ведомого может быть для нас, взрослых, довольно уязвимой. Но она очень важна для ребёнка, когда он через нас реализует свой замысел.

Когда мы ведём — это, конечно, для самых маленьких детей, которые больше наблюдают. У них ещё нет самостоятельности в игре, они не являются авторами своей деятельности. Они только-только приближаются к кризису 3 лет. После этого кризиса инициатива уже больше у детей: они хотят сами рулить в игре, хотят, чтобы шли за ними.

Учимся играть на «Игровом марафоне»

Итак, у нас есть пять способов поучаствовать в играх ребёнка:

  • Отзеркаливание или комментирование
  • Мама-фея
  • Поддержка образа
  • Разговор с игрушкой
  • Включение в игру

Самый распространённый из них — разговор с игрушкой. Я думаю, что многие родители его применяют.

А первые три способа можно освоить на специальном «Игровом марафоне», который я провожу. Во время этого двухнедельного марафона родители на практике учатся отзеркаливать и поддерживать игровой образ ребёнка, примеряют на себя стиль мамы-феи и набираются опыта в этих способах. А уже потом самостоятельно используют их в играх и для общения с детьми.

Если у вас возникают вопросы, задавайте их под этой статьёй. Я с удовольствием вам отвечу. Буду очень рада вашим комментариям. Желаю вам интересных игр с детьми и хорошего настроения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© Запрещено копирование материалов без письменного согласования с администрацией сайта.

ИП Лейкина Наталья Валерьевна ОГРНИП 317774600014225 ИНН 774320426470
Политика конфиденциальности
Яндекс.Метрика